8  (908) 992 - 62 - 36 

 

Главная Статьи и видеоролики Дорогие интерактивные забавы: вред, польза, неизбежность?

Дорогие интерактивные забавы: вред, польза, неизбежность?

 

Каждому времени – свои игрушки. Мода на них меняется стремительно. 

 

Сквозняк в кошельках, зияющие дыры в семейных бюджетах - таковы последствия новогодних праздников. Немалую сумму пришлось отдать всемогущему Деду Морозу, чтобы у родного чада появился подарок мечты. При этом не всегда можно отделаться плюшевым мишкой.

Торговые сети детских товаров края заманивают самым разнообразным и порой непредсказуемым интерактивом. Детские руки так и тянутся к витринам с чем-то, издающим весьма резкие, порой пугающие и невнятные звуки. Фёрби - одна из самых популярных зверушек, и цена на неё колеблется от полутора до шести тысяч рублей. Чуть дешевле - зловещий пупс, обещающий научить смеяться, или громоздкий розовый слон, считающий без передышки. Видеокамеры пристально следят за гламурной линейкой: куклами Лалалупси, феями Блум, суперобожаемой страшилкой Монстер Хай. Мама пятилетней дочки Марина Щеглова отдала за мир Лалалупси ползарплаты.

Куколке понадобился замок, мебель, украшения и прочие дополнительные атрибуты, - вздыхает Марина. - До этого девочка увлекались Фёрби, к нему также приходилось покупать дополнительные гаджеты и приставки. Но совёнок быстро надоел, и теперь у нас новый каприз - Лалалупси. Иногда я понимаю родителей, которые требуют подобные игрушки запретить. Но как можно отказать ребёнку?

Попугай лучше

Каждому времени – свои игрушки. Мода на них меняется стремительно. Совсем скоро Барби, по которым сходило с ума не одно поколение девочек, будут восприниматься куклами из каменного века. Бум на гигантские плюшевые игрушки, похоже, позади. Метровые жирафы, бегемоты, обезьяны поникли головами и упали в цене. Над ними гордо возвышается болтающий на все лады чёрный пони. За каких-то семь тысяч рублей.

«Лошадку за семь тысяч? Нет, я бы не купил, - задумывается психолог Александр Молярук. - Она вряд ли окажется полезной для развития ребёнка. Думаю, что до пяти-семи лет детям можно вполне обойтись без электронных игрушек. Воображение, фантазию, мышление хорошо развивают незаконченные формы. Помню, в моём детстве интересные образы рождали простые трещины на штукатурке бабушкиной печки. В пять лет я сам сделал пистолет, стреляющий горохом на 15 метров. А интерактивные игрушки дают ребёнку уже готовую модель мира, в этом причина инфантильности. Конечно, слишком драматизировать ситуацию не стоит. Дети сегодня разучились мастерить поделки своими руками, они меньше играют в подвижные игры, приходят в школу неподготовленными». 

Кто виноват в том, что ребёнок целыми днями проводит за планшетом, а с Фёрби общается чаще, чем с живыми людьми?

«Порой родители готовы на всё, чтобы отмахнуться от чада, - продолжает Александр Молярук. - Нужно зарабатывать деньги, поэтому они покупают монстров, не особенно вникая в их суть. Лишь бы ребёнок не мешал. Но дефицит времени не может быть оправданием».

Для дошкольника главными в жизни являются родители, а главной функцией - игра. И если папа и мама сами играют в развивающие настольные игры, допустим, в шашки или шахматы, то и ребёнок за ними потянется. А что касается брендов…

Посмотрите на нынешних 25-летних «Барби» с их потребительским отношением к жизни. Игрушка прививает определённые ценности. К примеру, кем вырастет ребёнок с очередной «повторюшкой» в руках? Лучше завести попугая.

Как у всех

Интерактивные и электронные игрушки возникли не на пустом месте, а вследствие глобальной компьютеризации. Этот процесс уже необратим. И если отгородить от него ребёнка полностью, он будет плохо ориентироваться в современном мире.

«На таких игрушках нельзя зацикливаться. Не нужно уходить с головой в мир Фёрби, мир Интернета, - говорит семейный психолог Ирэна Похомова. - Чем хороши старые добрые плюшевые мишки? Ребёнок мог за них говорить и играть. А как заинтересует в чтении звучащая книга? Если взять Фёрби, то реакция совёнка может быть непредсказуемой, причём, на одно и то же действие. Он может внезапно заплакать, засмеяться или закричать. В итоге не научит адаптироваться к жизни, а скорее будет страшить».

Не случайно по просьбам родителей российские законодатели задумались о психолого-педагогической экспертизе детских товаров. Таким образом чиновники решили защитить детей от возможного вредоносного воздействия некоторых игрушек. Проект пока находится в стадии разработки.

«Не стоит нагнетать ситуацию, видеть в интерактивных новинках один лишь вред, - считает Ирэна Похомова. - К примеру, многих родителей пугает увлечение Монстрами Хай. А ведь в «монстре» заключён положительный психологический эффект. Это и профилактика страха смерти, и умение воспринимать себя неидеальным. Тот же Фёрби - более гуманный вариант, чем Тамагочи. Не ухаживаешь за Тамагочи - он умирает, а Фёрби просто засыпает. Я за игрушки, которые побуждают конструировать, додумывать, доделывать. Нет необходимости и в большом количестве игрушек. Ребёнок привыкает, что ему все достаётся слишком легко, он лишается потребности мечтать, к чему-то стремиться».

Замечено, что многие новомодные интерактивные игрушки быстро надоедают. Они были всего лишь запретным плодом, поэтому уже на выходе из магазина дети теряют к ним интерес. У многих срабатывает принцип: «Хочу такую же, как у всех». Но, пристально разглядев покупку, ребёнок понимает, что она ему не нужна. Есть мнение, что самая лучшая игрушка та, что сделана руками родителей. Стоит попробовать.

 

Комментарий специалиста
Татьяна Шкарина, руководитель органа по сертификации «Наука сервис» Дальневосточного федерального университета: «К сожалению, в последние годы в Приморском крае продавцы игрушек перестали обращаться в органы по сертификации и испытательные центры. Между тем, в соответствии с требованиями Технического регламента Таможенного союза игрушки подлежат обязательной сертификации. В крупных торговых сетях - миллионы игрушек, и отследить, каким путём они поступают к нам, практически невозможно. Продавцы в лучшем случае имеют московские сертификаты, но их корректность вызывает большие сомнения. На практике чаще проверяется в лучшем случае один типовой образец, а в худшем – испытания не проводятся вообще. Родители должны отчётливо понимать - высокая цена не гарантирует качества. Главная гарантия - проведение соответствующих испытаний, к примеру, проверка игрушки на содержание в ней ртути, тяжелых металлов. Игрушки, безопасность которых не подтверждена, могут быть причиной кожного раздражения, аллергической реакции. Хотелось бы, чтобы в Приморье рынок игрушек повернулся бы к потребителям лицом и действительно показал, что его игрушки безопасны».

Мнение эксперта

Галина Кузнецова, завуч начальной школы № 52 Владивостока: «Дети перестали читать, они не знают сказок, пословиц, не могут пересказать содержание элементарного рассказа, не запоминают автора произведения. Несмотря на огромное количество школ раннего развития, приходят в первый класс совершенно беспомощными. Они не умеют элементарно ручку держать: зажмут её в руках, как обезьянки, и выводят каракули. На уроках письма сегодня ситуация катастрофическая. Но ведь кроме говорящих Фёрби и Тамагошек есть масса хороших развивающих игр на мелкую моторику, к примеру, конструктор Лего. Дети хорошо ориентируются в виртуальном мире, но порой они страшно далеки от окружающей реальности: не могут отличить город от страны, море от реки. Развитие представлений об окружающем мире у них крайне слабое. Думаю, что всё дело в родителях. Взрослые отгорожены от ребёнка стеной, не имеют представления, в какие игры он играет. А ребёнок рассуждает: «Зачем мне чтение, математика, если есть планшет?»
Елена Жукова
Статья из газеты: АиФ-Приморье №4 22/01/2015